» »
Источник
14:46
Программа "Смерть России"
 

Программа "десталинизации" (или "детоталитаризации"), за которую на днях большинством голосов проголосовал президентский совет по правам человека, ведёт к уничтожению России. Народ, не имеющий истории, не имеет будущего. Но именно на уничтожение истории нашей страны нацелена программа правозащитников.
 
Члены cовета заявляют о намерении "прекратить гражданскую войну, развязанную в 1917 году". В результате которой по сей день "наверх вылезает именно та серая неконкурентоспособная масса, которая когда-то совершила революцию, чтобы пограбить, потом убивала лучших" (цитата из статьи С. Караганова в "Российской газете").

Караганов перечисляет преступления "тоталитаризма", которые предлагается осудить на государственном уровне, ввести законодательный запрет на их отрицание: "уничтожение дворянства — наиболее образованной и патриотической части общества, носителей национальной гордости; буржуазии — наиболее предприимчивой и конкурентоспособной его части; ...уничтожение и изгнание интеллигенции — носителей интеллекта нации; наконец, ...уничтожение духовенства — хранителей традиционной культуры и морали".

Носитель интеллекта нации В. В. Шульгин вспоминал, как в феврале 1917 года толпы петербуржцев пришли в Таврический дворец, в Госдуму, народное представительство: "чёрно-серая гуща" — "солдаты, рабочие, интеллигенты — просто люди" затопили "вязким человеческим повидлом" зал за залом, писал носитель интеллекта. Выплывали всё новые и новые лица...
 
"Но сколько их ни было, у всех было одно лицо: гнусно-животно-тупое или гнусно-дьявольски-злобное". "Боже, как это было гадко!.. Так гадко, что, стиснув зубы, я чувствовал в себе одно тоскующее, бессильное и потому ещё более злобное бешенство... Пулемётов — вот чего мне хотелось.
 
Ибо я чувствовал, что только язык пулемётов доступен уличной толпе и что только он, свинец, может загнать в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя... Увы — этот зверь был... его величество русский народ..."

Почему страна прошла через "уничтожение и изгнание интеллигенции"? Потому что интеллигенция считала свой народ зверем и умела говорить с ним только на языке пулемётов.
Отдаёт ли Караганов себе отчёт, что не удастся утвердить "преступления режима" без запрета поэзии Блока, например:
 
"Почему дырявят древний собор?
Потому что сто лет здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой.
Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах?
 — Потому, что там насиловали и пороли девок; не у того барина, так у соседа.
Почему валят столетние парки?
— Потому что сто лет под их развесистыми липами и клёнами господа показывали свою власть..."

Ведь это о дворянстве — "наиболее образованной и патриотической части общества", о духовенстве — "хранителях традиционной культуры и морали". Понимают ли Караганов и другие члены совета, что придётся не открывать, а закрывать архивы, потому, что в них, в том числе, содержатся массивы приговоров и наказов крестьян в Государственную думу — от 1905, 1907 годов, то есть задолго до большевиков.

Крестьяне пишут: "Как мы живём, так жить более нельзя.... мы до того плохо себя чувствуем, что страшно сказать, ещё через 5 лет едва ли окажемся хорошими подданными. Тяжесть государственных непорядков так придавила нас, как лист к земле: всюду нужда, голод и холод. А в чем мы живём и что едим? Живём в гнилых, вонючих шалашах, питаемся свинным кормом и то не досыта, а одеваемся в лохмотья".

Или о своих взаимоотношениях с церковью: "Священники только и живут поборами, берут с нас яйцами, шерстью, коноплями, и норовят, как бы почаще с молебнами походить за деньгами, умер — деньги, берёт не сколько дашь, а сколько ему вздумается. А случится год голодный, он не станет ждать до хорошего года, а подавай ему последнее, а у самого 33 десятины земли, и грех бы было — хлебом-то брать".
 
И это не советская пропаганда, это документальные факты, прошения к депутатам первой Думы, принятые на крестьянских сходах по всей центральной России.
Люди пишут о дворянах-помещиках: "В кругу же на 3 и 4 версты от нас есть до 8 землевладельцев... и в их пользовании земля, луга и леса... и вот срубивший в лесу... хворостину или ловивший в озере рыбу, тянется в суд, и опять отнимаются последние крохи у нашего бедного брата".
 
"Тут-то всё наше безвыходное положение раскрывается, вся наша беднота и выплывает на поверхность. В настоящее время если человеку голодному без хлеба неделю, то это ничего; а что бедное животное — хорошо, если есть солома свежая, а то снимается с крыш гнилая, и этим нужно кормить".

Ведь именно поэтому началась гражданская война, а не из желания "пограбить", как уверяет Караганов. И не в 1917 году — лавинообразный рост крестьянских бунтов шёл с конца 19 века — 9 выступлений в 1877 году, 31 в 1878, 46 в 1879. А расстрел людей, шедших с прошением к царю, Кровавое воскресенье, ставшее прологом революции 1905 года — это не гражданская война? А сами три революции в России? А крестьянская война против Временного правительства?

Совет при президенте хочет даже не переписать — отменить историю нашей страны. Создать вместо неё некий эрзац, выгодный им в силу текущей политической конъюнктуры.
Но это будет означать конец России — как государства и общности людей, объединённых, в том числе, общей историей. Нам планируют стереть историческую память.
 
 
Ставьте ссылку при использовании материалов с сайта МИР news



Категория: Интересные факты | Просмотров: 1188 | Добавил: Олег | Теги: смерть России


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Хостинг от uCoz